Популярные новости
Персоны
РАХМОН Эмомали
РАХМОН Эмомали Таджикистан Родился в 1952. Служил матросом на Тихоокеанском флоте ВМФ СССР. Окончил заочно экономический факультет Таджикского университета.

Все персоны
Опрос
В какой стране грядет ближайшая революция?
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Погода
Курс валют
1 доллар США
  • Афганистан 0
  • Казахстан 330
  • Кыргызстан 69.2
  • Таджикистан 8.82
  • Туркменистан 3.49
  • Узбекистан 4070
Душанбе мчится к новой катастрофе
  • 30 мая 2017, 21:56 | Таджикистан / Аналитика

    В Кремле 27 июня 1997 года президент Таджикистана Эмомали Рахмон и руководитель Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) Саид Абдулло Нури поставили свои подписи под Общим соглашением об установлении мира и национального согласия. Произошло это в присутствии главы РФ Бориса Ельцина. Так де-факто была поставлена точка в самом кровопролитном конфликте на территории бывшего Советского Союза. За годы гражданской войны в Таджикистане погибло более 100 тыс. человек. Около миллиона человек стали беженцами. О событиях 20-летней давности в Таджикистане если и вспоминают, то только в свете достижений одной стороны. Второй – оппозиции – сегодня просто не существует. Эмомали Рахмон объявил себя «основателем мира и национального единства». Как сказал «НГ» лидер Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойиров, «примирение растаяло, а в республике начался процесс аккумуляции недовольства результатами в новый виток эскалации непогасшего конфликта».
     
     
    Гражданская война началась в 1992 году. Сторонами конфликта выступили официальное правительство Республики Таджикистан и ОТО – альянс оппозиционных сил, сформировавшийся из различных политических партий и движений демократического толка, и Партии Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Уже через год активных боевых действий, когда война приобрела позиционный, затяжной характер, а возможность победы была сведена к минимуму, противники пришли к выводу о необходимости переговоров. Гарантами выступили Россия, ООН, а также Узбекистан, Афганистан, Иран, Казахстан, Киргизия и Пакистан.

    Первый раунд переговоров состоялся в Москве в апреле 1994 года. Всего таких раундов было девять. Они поочередно проходили в Москве, в Тегеране и Кабуле. О событиях тех лет написано сотни статей и изданы десятки книг, но мало кто помнит, что решающей стала встреча Рахмона и Нури в Бишкеке 18 мая 1997 года в рамках восьмого тегеранского раунда. Тогда при посредничестве спецпредставителя президента РФ Евгения Михайлова, руководителя Миссии наблюдателей ООН в Таджикистане Герда Дитриха Меррема и президента Киргизии Аскара Акаева был подписан важнейший документ – Протокол по политическим вопросам, в котором были согласованы основные моменты послевоенного устройства. В частности, указывалась необходимость принятия президентом и Комиссией по национальному примирению Акта о взаимном прощении, после чего предполагалась амнистия для участников войны. Вторым пунктом оговаривалось создание Центризбиркома по выборам и проведению референдума на переходный период с включением в его состав 25% представителей ОТО. Пункт третий был посвящен процессу реформирования правительства путем введения представителей ОТО в структуры исполнительной власти. После расформирования военизированных формирований ОТО и включения их в состав правительственных войск правительство снимало ограничения на деятельность организаций, входящих в ОТО, поскольку с этого момента они должны были функционировать в конституционных рамках.

    Сам Аскар Акаев по просьбе «НГ» вспомнил эту трудную, изнурительную пятидневную встречу Эмомали Рахмона и Саида Абдулло Нури, которая прошла в Бишкеке с 13 по 18 мая 1997 года. Бишкек не случайно стал местом встречи двух противников. Во-первых, у Киргизии уже был опыт урегулирования межэтнического конфликта – ошские события 1990 года. Во-вторых, у главы государства Аскара Акаева сложились хорошие отношения как с таджикским коллегой, так и с представителями оппозиции. «Эта история берет начало еще с 1989 года, когда я был членом Верховного Совета СССР от Киргизии. В те годы мы сдружились с депутатами от всех республик Средней Азии, в том числе с депутатами из Таджикистана. У нас была семейная дружба с Гульрухсор Софиевой – выдающейся таджикской поэтессой, общественным деятелем, режиссером Давлатом Худоназаровым, президентом Академии наук ТССР и другими. Софиева, в свою очередь, была хорошо знакома с лидерами таджикской оппозиции Саидом Абдулло Нури и Ходжи Акбаром Тураджонзода. Потом, когда меня избрали президентом, эта ниточка меня и связала с таджикской оппозицией», – рассказал Аскар Акаев. Примерно в эти же годы судьба свела и с Эмомали Рахмоном, еще до того, как он стал президентом республики: «Мы с Исламом Каримовым (президент Узбекистана) представляли Эмомали Рахмона в Кремле как кандидата на пост главы Таджикистана. На тот момент у Рахмона были очень прогрессивные взгляды. Именно поэтому мы его поддержали, и я продолжал поддерживать его все время, пока в Таджикистане шла война».

    Встреча в Бишкеке началась с конфликта. Рахмон и Нури категорически отказались ужинать за одним столом. «Пришлось прибегнуть к восточной дипломатии, и через два часа уговоров они все же сели за один достархан и разломили лепешку. Это был первый успех», – вспоминает Акаев. Потом было четыре дня тяжелых челночных переговоров с каждой из сторон. «Первым итогом стало подписание Общей бишкекской декларации о мире, в которой был зафиксирован пункт о необходимости покончить с гражданской войной и дать стране шанс стабильно развиваться. С этим больших споров не было. Но был еще протокол по политическим вопросам, который уладить оказалось очень трудно. Обе стороны стояли на принципиальных позициях, ведь обсуждались вопросы политического устройства страны и раздела власти. Оппозиция претендовала на пост премьер-министра и 50% мест в правительстве. Рахмон категорически не соглашался. Компромисс был достигнут на четвертый день. Туранджонзода предоставлялся пост вице-премьера, который он, к слову, получил только через год, а оппозиции – 30% в структурах власти. Но Рахмон в последний момент запротестовал. Я его убеждал, что это у него уникальный шанс, что он приедет домой победителем, приедет примирителем, что нельзя ему уезжать без результата, потому что он президент, которого ждет таджикский народ, жаждущий мира. Доказывал ему, что руководство ОТО и так пошло на компромисс, уменьшив требования. Надо поддержать. После долгой беседы Рахмон согласился. И практически сразу все собрались и в торжественной обстановке подписали Декларацию и политическое соглашение», – продолжает вспоминать Акаев.

    Аскар Акаев в рассказе опустил одну важную деталь, которая во многом подтолкнула Рахмона и Нури подписать политическое соглашение. В те дни он потерял мать, но сделал все, что зависело, для продолжения переговоров. «Да, у меня умерла мама в возрасте 97 лет. Поскольку была проведена огромная подготовительная работа к этой встрече и сами переговоры были сложными, то ни перенести я их не мог, ни отменить. И только на один день я смог вырваться на похороны и тут же вернулся к работе. Конечно, ни Рахмон, ни Нури не были посвящены в мои проблемы. Но мне часто приходилось отлучаться, поскольку приходили люди, выражали соболезнования, и они спросили, в чем дело. Пришлось сказать. Им стало неловко от собственной несговорчивости, и они выразили готовность подписать документ», – рассказал Акаев.

    По его словам, огромную роль в установлении мира в Таджикистане сыграла Россия. «Россия всегда играла важную роль. Я считаю, что в Бишкеке состоялся промежуточный этап примирения. Россия сыграла исключительную роль», – отметил первый президент Киргизии. По его словам, это была первая успешная миротворческая миссия Москвы. Без российской военной, продовольственной, финансовой помощи Таджикистану было не выстоять. «Хлеб поставляла Россия, электроэнергию – Киргизия, – отметил Акаев. – Россия была глобальным партнером, Киргизия – региональным».

    Рахмон спустя годы также отмечает ключевую роль России. «В Таджикистане высоко ценят историческую роль России в процессе установления мира и национального согласия, а также ее вклад в социально-экономическое развитие страны», – написал он в телеграмме президенту РФ Владимиру Путину по случаю 25-летия установления дипотношений.

    Эмомали Рахмон начиная с 1992 года уверенно побеждал на всех президентских выборах и от политических конкурентов стал постепенно избавляться. К 2015 году на оппозиционном поле заметной оставалась только ПИВТ. Но вскоре и она была признана экстремистской, ее деятельность на территории республики запрещена, политическое руководство партии препровождено в тюрьму. Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири успел покинуть Таджикистан и осесть в эмиграции. А Рахмон объявил себя «основоположником мира и национального единства – лидером нации». «Вторая сторона национального примирения уничтожена, оклеветана, без оснований обвинена в экстремизме, терроризме и объявлена вне закона», – сказал «НГ» таджикский эксперт Темур Варки. По его мнению, безосновательно и звание «основателя мира и национального единства», который собственными руками подорвал мир и основы «Соглашения о мире и национальном согласии».

    По мнению Рахматилло Зойирова, механизм для реализации соглашения не был продуман. Все оказалось в зависимости от воли и действий правительства Таджикистана и собственно президента Рахмона. Страны-гаранты, включая Россию и ООН, хотя формально провозглашались таковыми, но уже по прошествии максимум трех-четырех лет самоустранились. В итоге мы имеем то, что имеем. Результаты межтаджикского примирения присвоила одна сторона, все задуманное не было реализовано, в итоге второй стороны сегодня просто не существует – примирение «растаяло». «Предстоящие президентские выборы 2020 года  формально будут альтернативными, но фактически – безальтернативными. Будет ли участвовать оппозиция на выборах? Да, но это будут выборы протестного характера, ибо в Таджикистане нет ни законодательного, ни тем более фактического равенства участия в выборах», – сказал политик.

    Аскар Акаев, касаясь обстановки в сегодняшнем Таджикистане, сказал, что игнорирование оппозиции – «большая ошибка». «Впереди непростые времена. Включенность оппозиции в управление государством была бы только на пользу действующим властям в этот сложный период. Я считаю, что предстоящее десятилетие будет испытанием для Средней Азии. А Таджикистан сегодня – слабое звено в Центральной Азии», – заключил Аскар Акаев.

    Источник - Независимая газета

    Комментарии пользователей:
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.