Популярные новости
Персоны
КАРЗАЙ  Хамид
КАРЗАЙ Хамид Афганистан Родился в 1955. При Захир Шахе дед был пред. Нац.совета, отец - сенатором. Учился в Индии. Воевал против советских войск. Зам.министра ин...

Все персоны
Опрос
Как в относитесь к проекту строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане?
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Погода
Курс валют
1 доллар США
  • Афганистан 0
  • Казахстан 335
  • Кыргызстан 68.8
  • Таджикистан 8.8
  • Туркменистан 3.5
  • Узбекистан 8078
Что ждет Казахстан после Назарбаева?
  • 29 марта 2016, 17:17 | Казахстан / Аналитика

    В независимых средствах массовой информации России развернулась активная дискуссия между ведущими интеллектуалами относительно будущего страны после ухода Владимира Путина. Не важно, как он уйдет, – главное, что будет со страной. А каким будет Казахстан после Нурсултана Назарбаева?

    Не суть важно, сколько еще будет править государством Нурсултан Абишевич, рано или поздно он все равно уйдет на покой. Какое государство мы будем строить после его ухода? Что изменится с отставкой елбасы? Эти и другие вопросы газета «Трибуна» задала известному правозащитнику Евгению ЖОВТИСУ, независимому политику и публицисту Амиржану КОСАНОВУ, ведущему политологу Расулу ЖУМАЛЫ, а также политическому эмигранту, свободному казахскому художнику Канату ИБРАГИМОВУ.

    - По объективным причинам рано или поздно любой руководитель покидает свой пост. В один прекрасный день также вынужден будет уйти на покой и бессменный правитель Казахстана на протяжении 27 лет — Нурсултан Абишевич НАЗАРБАЕВ. Каким будет Казахстан после его ухода? Что изменится и как это отразится на государстве?

    Евгений ЖОВТИС:

    - Футурология вообще-то не моя специальность, поэтому ответ на ваш вопрос — это, скорее, рассуждения по поводу. Конечно, политическая карьера президента НАЗАРБАЕВА неумолимо движется к концу, просто по физическим параметрам человеческой жизни. И чтобы попытаться представить, что будет с его уходом, надо оценить, что мы имеем сейчас.

    С моей точки зрения, мы имеем дело с типичной формой кронического капитализма, где под кроной я понимаю правящую элиту, которая, как ветки дерева, спускается вниз через различные бизнес-, родовые, клановые, финансово-промышленные и прочие связи, формируя олигархическую систему, спаянную коррупционной скупкой лояльности.

    В политической сфере эта конструкция представляет собой суперпрезидентскую республику с максимально возможной концентрацией власти в ее президентской ветви, которая в той или иной степени контролирует все остальные ветви власти: законодательную, исполнительную и судебную. Поэтому-то у нас в стране главные институты не парламент или Верховный суд, а президентская администрация и Совет безопасности при президенте. Эта система не предполагает политического плюрализма, поэтому во всех структурах власти у нас практически только «Нур Отан». Это система «ручного управления», действующая «по понятиям», защищающая «своих», устраняющая политических конкурентов, как снаружи, так и внутри в результате внутриэлитных конфликтов. Она построена на принципе назначения бюрократии, в основном по критериям лояльности и преданности, а не выдвижения и формирования меритократии.

    Отсюда следуют и проблемы верховенства права, соблюдения прав человека и т.д.

    И вот теперь представим, что ее конструктор, ее главная опора и лицо, согласовывающее различные интересы, уходит. Правящей элите придется одновременно решать разные проблемы: как сохраниться, как не передраться за власть, будучи движимыми инстинктом самосохранения, который напрямую связан с властью и зависящей от нее собственностью. Да еще и в условиях экономического кризиса, геополитических обострений и проблем безопасности.

    После НАЗАРБАЕВА Казахстан, конечно, будет другим, потому что я не верю, что может появиться кто-то, кто будет в состоянии возглавлять созданную им систему. Нет таких политических фигур! Значит, будет изменена политическая конфигурация власти. И неизбежны определенная деперсонализация, уход от формирующегося культа личности к большей институциализации. И вот от того, как этот переход будет происходить, как будет осуществляться абсолютно необходимая и неизбежная политическая модернизация, как будет все-таки создаваться система правил под названием «правовое государство», будет зависеть, каким станет государство после НАЗАРБАЕВА.

    Да, еще необходимо отметить, что НАЗАРБАЕВ уже приступил и будет активно участвовать, пока будет способен, в этом переходе — и с точки зрения выбора общих направлений развития, и с точки зрения его собственных и его окружения интересов.

    Амиржан КОСАНОВ:


    - Честно говоря, мне как гражданину страшно даже думать об этом периоде! Ибо нет никакой ясности перпектив возможной передачи власти. Такое ощущение, что и сам елбасы как главный политический игрок и актор не знает об этом. Возможно, он просто боится задумываться об этом, исповедуя принцип: после меня хоть потоп. Возможно, он имеет несколько вариантов развития событий.

    Но такая неясность и неопределенность не только разлагающе влияет на правящие круги и подпитывает различные теории и схемы заговора, но и оказывает дестабилизирующее влияние на само общество, на государственные институты, а также и на внешние силы, которые тоже небезразличны к будущему Казахстана смысле, с кем иметь дело после НАЗАРБАЕВА и какие геополитические предпочтения будут у новой власти).

    Ясно одно: любая страна в состоянии пережить уход любого правителя, каким бы выдающимся он ни был. Хотя бы по той простой причине, что незаменимых людей не бывает. Будь он самый последний диктатор или отъявленный демократ и либерал, история тому свидетель. И Казахстан будет жить и процветать и после периода правления НАЗАРБАЕВА.

    Конечно, хотелось бы, чтобы не было потрясений, способных оказать негативное влияние на стабильность общества и государства, чтобы банальная драчка за власть не привела к трагическим последствиям! Ведь весьма возможно, что в отчаянной борьбе за высший пост группы влияния могут провоцировать народные волнения или другие искусственные катаклизмы. Эти группы вполне состоялись, у них есть все возможности и ресурсы для таких провокаций!

    Расул ЖУМАЛЫ:

    - Начнем с того, что 27 лет — очень долгий срок. Хотя существует немало примеров, когда те или иные правители оставались на вершине власти и на более длительный период. Возможно, для отдельных персон, избранного круга их родственников и друзей это благо. Но для 99,9% граждан ничего хорошего из этого не вышло. Периодические кризисы, потрясения и даже войны в странах Африки, Азии, Латинской Америки это наглядно демонстрируют.

    В конце концов, вы не сможете назвать ни одну признанную демократию в мире, где бы власть на протяжении десятилетий оставалась несменяемой. По отношению к таким режимам применяются совершенно другие термины и определения. Понятно, что в глазах международного сообщества это не красит ни страну, ни народ, ни его руководителей. Однако, что более важно, несменяемость власти приводит к застою самого общества, оборачивается опасной утерей связей между правителями и народом, ростом коррупции. Вместо решения накопившихся проблем происходят зажим основных прав и свобод граждан, подмена Конституции, репрессии и преследование всякого инакомыслия и критики. В крайне забитом положении оказывается молодежь, которая выросла при одном вожде и не знает, что такое право выбора, что такое перемены.

    Понятно, что рано или поздно такая конструкция разрушается. И это тоже важный урок истории, что ни одна революция автоматически не приводила к появлению на месте рухнувших режимов свободных и процветающих обществ. Напротив, пускай зажатая и прогнившая, но стабильность в одночасье сменялась анархией и кровью. Иначе, наверное, и быть не могло в случае со странами, население которых привыкло не высовываться, не лезть в политику и бездумно следовать указаниям сверху. По-другому, видимо, не получалось, если в течение многих лет всякие признаки самоорганизации людей, любая оппозиция или независимая пресса выкорчевывались и душились. Как закономерный итог, к моменту, когда происходит перелом и прежние элиты оказываются дискредитированы, а новым появиться неоткуда, возникает вакуум власти, здравых идей и личностей, способных обуздать стихию и направить ее энергию в мирное и созидательное русло. Зачастую инициативу в таких случаях перехватывают либо политические авантюристы, как в свое время в России, либо экстремисты, как в современных Ливии или Сирии.

    Из всего сказанного можно сделать один вывод. Сам народ, само общество, даже если это не приветствуется верхами, должны проявлять активность. Люди должны научиться думать категориями гражданина, а не бессловесного винтика, чувствовать свою ответственность перед страной и проявлять заинтересованность. Ведь, случись непоправимое, это ударит по всем членам общества, по их стабильности, благосостоянию, разрушит ту хрупкую скорлупу, в которой они прятались. Поэтому вопрос, как мне представляется, надо ставить не в плоскости — что будет? Гораздо важнее задуматься, что уже сегодня следует предпринять, чтобы страшные сценарии не воплотились в жизнь, а если избежать катаклизма не удастся, то как минимизировать его последствия. Ну а в основе таких изысканий, на мой взгляд, должна лежать демократия.

    Канат ИБРАГИМОВ:

    - После XX съезда КПСС и разоблачения сталинизма самым отвратительным было не тупое оправдание сталинских кадров — мол, такое время было, по другому нельзя было, а массовое «прозрение» одураченного и затерроризированного советского народа.

    Последствия такой подмены понятий и отсутствие осмысления бесчеловечной сути коммунизма, покаяния перед жертвами советского террора и преступной политики ЛЕНИНА-СТАЛИНА дали зловещие метастазы современного путлеризма и всеобщего коллапса архаики в Центральной Азии.

    Думаю, что после конца нациста ПУТИНА и ухода кремевского клеврета Казахстан ожидает не менее лицемерная эпоха «покаяния и прозрения». Это глупо и подло, но вся история повторяется. Не осмыслив историко-культурных процессов, не сформировав демократического государства, не построив гражданского общества — а значит, не проявляя признаков единой Нации, — нечего ожидать перестройки сознания.

    Только ОСОЗНАННО отвергнув зловещие идеи тоталитаризма и автократии, современное казахское общество сможет приступить к построению постназарбаевского свободного, демократического Казахстана.
    Что есть «отвергнуть наследие назарбаевщины и постимперского осколочного мышления»?
    Это демократические реформы:

    - проведение честных и справедливых выборов

    - разделение ветвей власти

    - свобода слова

    - права человека

    - строгое ограничение срока правления главы государства, а возможно, и введение парламентской формы правления

    - безусловный выход из Евразийского союза

    - пресечение сепаратизма в любых проявлениях

    - полная люстрация

    - полная реформа силовых ведомств снизу доверху

    - армейская реформа

    - возвращение незаконно вывезенных из страны капиталов

    - трибунал над коррупционерами и исполнителями назарбаевских преступлений

    - курс на вступление в НАТО

    - общая ориентация внешнеполитического курса политики на  западно-атлантистский блок.

    Абсолютное условие — неукоснительное проведение всех этих реформ в жизнь и в течении ОДНОГО ГОДА, так как события в Грузии и Украине показывают, что возможен реванш деструктивных сил общества.
    То, что такое не только возможно, но и НЕОБХОДИМО, доказал Михаил СААКАШВИЛИ, внедрив «демократию сверху».

    - Какую страну и какое государство мы должны строить после ухода нынешнего президента? Будет ли шанс начать демократические преобразования в стране, либо сохранится статус-кво и нынешнее положение будет законсервировано?

    Евгений ЖОВТИС:

    - Ответ на этот вопрос в значительной степени зависит от того, какой вектор развития выберет правящая элита и какое участие в этом будет принимать общество. Если исходить из экономических и геополитических вызовов, с которыми сталкивается Казахстан, проблем обеспечения безопасности, с одной стороны, и из современных тенденций развития государств и обществ в различных частях нашей планеты, то обыкновенный здравый смысл и прагматизм показывают, что развивающаяся рыночная экономика, правовое государство и демократические формы общественно-политической организации являются необходимыми условиями для устойчивого развития, конкурентоспособности и улучшения жизни.

    Но это шансы, а не гарантии. И эти шансы есть всегда. А вот использовать их или не использовать зависит и от элиты, и от общества.

    Амиржан КОСАНОВ:

    - Не думаю, что в сценарии, который формируется в голове у елбасы, есть место для таких базовых понятий, как демократия и политическая либарлизцаци. Просто в стране создана такая политическая система, которой органически «противопоказаны» эти понятия и традиции. Наша власть просто привыкла жить не по закону, а по понятиям! Она не сможет выжить в условиях реальной конкуренции и открытости. Олигархическая сущность экономики, клановость и протекционизм в государственном управлении — все это не позволяет развиться росткам демократии и народовластия.

    Но важно понять одно: «второго Назарбаева» с его беспрецедентными полномочиями политическая система Казахстана уже не выдержит! И хочет этого власть или нет, преобразования, в том числе и политические, неизбежны. И у нашей власти еще есть шанс (но он уменьшается с каждым годом) понять это и самой иницировать реформы. Дело доходит до того, что сам НАЗАРБАЕВ в своих публичных выступлениях иногда выдвигает такие идеи, как это было, например, накануне последних президентских выборов (но перед парламентскими выборами таких слов не прозвучало).

    Рано или поздно демократия вернется в Казахстан, который жил при Конституции до 1995 года, когда, плохо или хорошо, но были созданы основы системы сдержек и противовесов между ветвями власти.

    Тогда и президент был другой: он сам ходил на заседания комитетов Верховного совета и защищал свои инициативы. Тогда и парламент был другой: он мог эффективно контролировать деятельность правительства, мог поставить вопрос об его отставке. Тогда и правительство было другое: оно не было столь нахально безответственно, как сегодня (доводит страну и ее экономику до ручки и продолжает работать!). Тогда и общество было другое: не было атмосферы всеобщего страха и унижения!

    Да, сама власть не пойдет на демократические изменения, они ей не нужны. К тому же она практически расправилась с единой оппозицией: одних убила, других изгнала из страны, а третьих купила. Остались отдельные персоны, носители критики.

    Но здесь вполне уместен один бытовой лозунг: если процесс неизбежен, то надо его возглавить!
    Ибо, как ни странно, эти общечеловеческие демократические принципы могут быть вотребованы этими самыми кланами как возможность достижения своих политических целей! Да, возможен тихий дворцовый переворот. Но будущей новой власти нужны также и формальная легитимность, причем как внутренняя, так и внешняя. А для этого нужны публичные механизмы смены высшей власти. А это уже хоть какая-то формальная конкуренция.

    И кланы могут использовать эти механизмы для достижения своих целей. Ведь на кону, ни много ни мало, высший пост или, по крайней мере, достойное место под постназарбаевским солнцем. Ведь именно власть, ее рычаги способны им гарантировать будущее их нажитых за все эти годы богатств и дать возможность для их преумножеия! Иначе они могут оказаться совсем в других местах и вопреки своим желаниям...

    Расул ЖУМАЛЫ:


    - Альтернативы демократии нет и быть не может. А потому какое государство мы должны строить, вопросов не вызывает. Другое дело, любая власть, как показывает мировой опыт, никогда добровольно не пойдет на демократизацию. Она может только имитировать соответствующие процессы, не задевая сути режима. Дело в том, что подлинная демократия означает ответственность власть имущих перед обществом, их полную открытость, невозможность втихаря присваивать общественные блага и расправляться с оппонентами. Любая власть не заинтересована в передаче хоть толики своей монополии обществу, ибо лишается спокойной жизни: могут появиться неудобные вопросы, расследования, проливающие свет на те или иные гнусности, оппозицию уже не зачистишь заказными судебными приговорами, независимым СМИ нельзя будет, как прежде, закрыть рот, общество не получится вечно обманывать.

    Поэтому даже в случае смены конкретных персон властные элиты будут стараться сохранить устоявшийся статус-кво. Возможно, в интересах выживания конкурирующим группам влияния даже удастся договориться, отодвинув амбиции в сторону. Но, повторюсь, эти потуги могут носить лишь краткосрочный характер. Причем любая оттяжка с демократизацией будет углублять пропасть, в которую рано или поздно придется упасть, если не принять превентивных мер. Стало быть, к возможным переменам надо относиться не как к  чему-то предопределенному и неминуемому. Не как к проблеме, которую вправе решать за всех избранная кучка. Это наша общая проблема. Переждать, отсидеться в сторонке, уповая на активность других, не удастся по той простой причине, что мы все сидим в одной лодке. Да, есть еще одна опция — уехать из страны прочь, но разве это может служить выходом из ситуации? Да и все ли способны позволить себе подобный шаг, не только с точки зрения материальных возможностей, но и моральной стороны вопроса? Вот почему оптимальный рецепт поведения — активная позиция всех граждан страны, желание не быть марионетками в чужих, причем нечистых руках, решимость называть вещи своими именами и на этой основе сообща решать свою судьбу здесь и сейчас.

    Канат ИБРАГИМОВ:

    - После ухода НАЗАРБАЕВА любое промедление с проведением РЕФОРМ смерти подобно!

     

    Источник - РЕСПУБЛИКА


    Комментарии пользователей:
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.