Популярные новости
Персоны
БЕРДЫМУХАМЕДОВ Гурбангулы
БЕРДЫМУХАМЕДОВ Гурбангулы Туркменистан Родился в 1957 в селе Бабараб.
Врач-стоматолог. Кандидат меднаук.
C 1998 - министр здравоохранения и медицинской промышленности...


Все персоны
Опрос
Как в относитесь к проекту строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане?
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Погода
Курс валют
1 доллар США
  • Афганистан 0
  • Казахстан 335
  • Кыргызстан 68.8
  • Таджикистан 8.8
  • Туркменистан 3.5
  • Узбекистан 8078
В.Сидоренко: Взгляд на историю минаретов возведенных в Узбекистане
  • 5 июня 2011, 17:44 | Регион / Узбекистан / История

    В.Сидоренко: Взгляд на историю минаретов возведенных в Узбекистане

    Минареты - одна из наиболее интересных и загадочных форм архитектуры Востока. Существует немало версий о происхождении этих старинных башнеобразных сооружений. Слово "минарет", или "минара", по-арабски - "место, где что-нибудь зажжено", или "излучающее свет", то есть своего рода "башня света", но в более углубленном, философском смысле значения слова - свете духовном, или символе человеческой души, стремящейся к просветленности посредством установления диалога со Всевышним.

    Уже свыше тысячелетия минареты как доминирующие силуэты украшают городские пейзажи в странах мусульманского Востока. Они стали своеобразной визитной карточкой многих городов, их культовых или просветительских учреждений - мечетей и медресе. В независимом Узбекистане эти уникальные творения средневековых зодчих-меморов, обретя особый статус как объекты бесценного культурного наследия, находятся под охраной государства.

    Самые ранние упоминания об отдельно стоящих минаретах на территории Средней Азии мы встречаем у средневекового автора Наршахи в "Истории Бухары": это "минарет с деревянным верхом, сооруженный в Бухаре рядом с соборной мечетью по приказу визиря Абу Убайдуллы Джейхани в 306 г. х. (918/9 г. н.э.). Сооружение пострадало от пожара при осаде города Шемс-аль-Мульком в 460 г.".

    В Самарканде, на городище Афрасиаб, в ходе раскопок, проводившихся в 1904 г. В.В. Бартольдом, на месте древней соборной мечети были обнаружены квадратные основание и второе звено минарета, сооруженного из жженого кирпича не позднее X века. К самым ранним из известных и сохранившихся подобного типа сооружений на территории Узбекистана можно отнести:

    - термезский минарет (1032 г.) близ мечети Чор-Сутун (IX - X вв.) - один из древнейших в Средней Азии. Он сложен из жженого кирпича; имел многогранное основание и цилиндрический ствол с двумя эпиграфическими поясами;

    - бухарский минарет Калян (1127 г.), - самый высокий (около 50 м) из сохранившихся. Его отличает не только изящество силуэта, но и высокохудожественный рельефный декор. Примечательно, что сооружаемые позже минареты Бухарского оазиса представляли собой стилизацию или уменьшенную копию минарета Калян. Однако даже самые крупные из подобных башнеобразных сооружений Бухары XVI в. - Гаукушон и Вангози - были меньше своего прототипа в 2 - 2,5 раза. Отличительная черта бухарских минаретов - необычная, форма фонаря, чуть нависавшего над стволом.

    К более поздним, но не менее оригинальным бухарским сооружениям относится компактный памятник с созвучным названием Чор-Минор с четырьмя минаретами по углам кубовидного объема небольшого здания, возведенного в 1807 г.

    Ранним и, пожалуй, самым уникальным из числа подобных сооружений, сохранившихся до наших дней, является Джаркурганский минарет (1108 - 1109/10 гг.), расположенный в одноименном районе Сурхандарьинской области в кишлаке Минор, недалеко от Термеза. Сооружение принадлежало большой соборной мечети, выложенной из жженого кирпича, руины которой были отмечены еще в 1879 г. Ф.Н. Жуковым и зафиксированы художником Н. Н. Каразиным. Необычность Джаркурганского минарета для среднеазиатской архитектуры - в его членении вертикальными декоративными гофрами, подобно башенным мавзолеям Хорасана и Индии. Хотя, следует заметить, подобная традиция украшения стен гофрами имеет более давние корни и известна, в частности, по раннесредневековым (VI - VIII вв.) замкам феодалов Средней Азии.

    По технике орнаментальной рельефной кладки из жженого кирпича Джаркурганский минарет перекликается с более ранним архитектурным сооружением - мавзолеем Исмаила Самани (IX - X вв.) и с более близкими по времени сооружениями - мечетью Магоки-Аттари (XII в.) и минаретом Калян (1127 г.) у мечети Пои Калян (Подножие Великого или Всевышнего), а также с подобным по типу минаретом XII в., часть фигурной кладки которого выделяется из стены за входом в комплекс с поминальной мечетью XV в., пристроенной к зиарат-хане Кусама ибн-Аббаса в мемориальном комплексе Шахи-Зинда в Самарканде.

    Особое внимание хотелось бы обратить на факты, касающиеся сохранности минаретов эпохи Темуридского Ренессанса, утративших верхние звенья. Это, прежде всего, минарет при самаркандском мавзолее Гур-Эмир (начало XV в.), пристроенный к квадратному двору комплекса с четырьмя минаретами по его углам, включавшего медресе Мухаммед-Султана (внука Амира Темура) и ханака (конец XIV в.). Они составляли единый ансамбль (6, с. 172), от которого до наших дней сохранились только мавзолей, внутренний двор с порталом и первые звенья двух минаретов. Первоначальный вид последних можно реконструировать, поскольку они имеют конструктивное сходство с трехзвенными минаретами в культовых сооружениях Герата (Афганистан). Один из них, при мечети-мусалля Гаухар-Шад, сохранился полностью, а при медресе Нигматие осталось лишь два звена.

    Генезис минаретов изучен учеными достаточно подробно. Установлено, что они имеют еще доисламское происхождение, а также региональные особенности, даже в пределах Узбекистана.

    Как отмечают исследователи, в частности М.Е. Массон, Г.А. Пугаченкова и Л.Ю. Маньковская, в основе минаретов среднеазиатского типа - формы башен крепостных стен, известные еще с эпохи бронзы, которые могли послужить прообразами минаретов с округлым стволом; мемориальных столбов - стамбха в буддизме; столбы-мили, отмечавшие расстояние и служившие ориентирами в пространстве у кочевых племен; цилиндрические или конические башни-бурджи, на вершине которых водружались идолы или горел огонь; маяки.

    По мнению Эрнста Дица, крупного авторитета в области изучения мусульманской архитектуры, к моменту возникновения культовой потребности в создании минарета для провозглашения с него азана сооружения башенного типа в виде караульных башен, жилых башен, башен-мавзолеев были уже известной и распространенной архитектурной формой в Азии. Кроме того, он считал важным фактором в развитии минаретов наличие известного соревнования с культовыми сооружениями христиан - колокольнями. Угловые минареты, считает Э. Диц, имеют восточное происхождение, откуда они, между прочим, еще в эллинистическую эпоху были заимствованы античной архитектурой. Позднее ученый склонялся к мысли о том, что известные победные столбы "джайя-стамбха" близ Кабула, относящиеся к буддийскому периоду, являются предвестниками исламских минаретов.

    По словам Фергюссона, известный рубчатый минарет близ Дели (начала XIII столетия) сооружен Кутб-ед-дином именно как "джайя стамбха", т.е. символ завоевания, вполне понятный и ясный для индусов".

    Большинство исследователей считает регионом, где впервые в мусульманской архитектуре появился минарет, Сирию, отмечая преобладание там и в других местах в первые века распространения ислама минаретов с четырехугольным планом, относя "появление минаретов круглой формы к более позднему времени". Существует точка зрения о том, что "и до ислама в Средней Азии уже были минаретоподобные и именно культовые сооружения. Так, в Самарканде, служившем местом паломничества "неверных" (язычников), была установлена башня с идолом, перед которым люди падали ниц, издали завидя его, а покидая город, пятились назад спиной до тех пор, пока он не скрывался из глаз".

    Среди наиболее древних сооружений, сохранившихся, например, на территории городища Старый Термез, Башня Зурмала (II в. н.э.). Эта буддийская ступа из сырцового кирпича в форме цилиндрического монолита, некогда увенчанного куполом, водруженным на прямоугольном стилобате, судя по найденным фрагментам, была облицована красным жженым кирпичом и каменными блоками с горельефами на сюжеты буддийской мифологии.

    В числе более поздних по времени сооружения особо выделяется строение мастера Худайбергена-Ходжи - минарет Ислам-Ходжи, один из самых крупных в Средней Азии: высота - 44,6 м, диаметр основания - 9,5 м (начало XX в.). Он возвышается над Хивой и зрительно воспринимается с очень далеких расстояний. Особенно эффектно сооружение вблизи: лежащие у подножия минарета постройки масштабно подчеркивают его величие. Минарет Ислам-Ходжи - заключительный этап долгого пути развития данного типа архитектурных сооружений. Он возведен в центре Ичан-калы, рядом с основными святынями - мавзолеем Пахлавана Махмуда и Джума-мечетью, - комплекса, состоящего из медресе (1908 г.), минарета (1910 г.) и ново-методной школы (1912 г.), носящих имя инициатора этих построек - визиря Ислам-Ходжи.

    Смелостью замысла и своими размерами (диаметр - 14 м и высота - 26 м) поражает даже в недостроенном виде другой хивинский минарет - Кальта-Минор, который должен был стать самым большим в мире.

    С XIV - ХV вв. минареты в Средней Азии стали более многочисленными, чем этого требовали ритуальные функции. Они воздвигались либо как символ государственного или личного престижа, либо как не функциональный, но необходимый эстетический компонент композиции здания.

    Вертикали-минареты играли огромную роль в облике городов Востока (в Средней Азии это наиболее наглядно представлено в Ичан-кале в Хиве) и создавали четкую систему пространственных ориентиров при восприятии города, отмечая места крупных мечетей, медресе, комплексов.

    Минареты вошли в композицию гигантских темуровских пештаков, вознеслись на углах комплексов дворового типа, функционально лишь первая группа иногда играла утилитарную роль; но и среди них были двухзвенные памятники, которыми для азана практически пользоваться было невозможно из-за большой высоты.

    Минареты, потерявшие связь с практическим назначением и сохранившие только идейно-образную функцию, отличались по форме от "утилитарно-образных".

    В отдельно стоящих среднеазиатских минаретах домонгольского и позднефеодального времени в венчающей части находился арочный фонарь - крытая ротонда, куда и взбирался хор азанчей, призывающих верующих к молитве.

    Встроенные минареты были двух, либо трехзвенными, очень высокими и вместо удобных для азана объемных фонарей имели декоративное завершение - сталактитовые карнизы. Верхние звенья минаретов в условиях среднеазиатской сейсмики ни в одном из указанных памятников не сохранились; их формы реконструируются по аналогии с известными памятниками Ирана и Афганистана ХIV - ХVI вв. (14).

    В истории зодчества Средней Азии эпизодически возникал тип многозвенного минарета (середина ХII, начало XV, 1-я половина ХVII в.).

    Среди прототипов минаретов Средней Азии особо выделяются культовые сооружения индийских племен в виде священного столба с кубом в основании, который зарывали в землю, с восьмигранным цоколем и цилиндрическим верхом, увенчанным куполом. Эта форма преобладает в однозвенных минаретах (яркий пример - основание минарета Баласагуна, вскрытого археологическими раскопками последних лет).

    Явно выраженный граненый цоколь имели минареты Узгена и Джаркургана; его устраивали независимо от способов архитектурной организации поверхности ствола, в подавляющем большинстве гладкого, в отдельно стоящих минаретах Мавераннахра, Ферганы и Хорезма.

    В качестве традиционных архитектурных элементов минареты возводились и при строительстве медресе, имевших также свои внутренние мечети. Существует мнение, изложенное Г.А. Пугаченковой, как оказалось, ошибочное в его завершающей части, о том, что "минареты - специфические сооружения мусульманского культа при мечети, предназначенные для созыва правоверных к молитве, но они вводятся и в оформление медресе, где в этом нет надобности". Однако, как свидетельствует история, практика и личные наблюдения автора, минареты при медресе широко использовались для объявлений о начале занятий, обеденном перерыве, о новостях и чрезвычайных собраниях.

    Угловые башни, напоминающие по стилистике минареты, украшали укрепленные рабаты - первые арабские военизированные поселения, ставшие предтечей караван-сараев - постоялых дворов, в виде башенок-гульдаста в оформлении входных порталов привратных сооружений цитаделей, укрепленных резиденций правителей, их дворцов и загородных усадеб, оградах садов, в народной архитектуре домов. Среди наиболее ярких проявлений подобного рода можно назвать Арк Бухары. В этом случае минареты выполняли также оборонные функции и использовались для визуальных наблюдений.

    Во многих случаях отмечено использование формы минарета в виде декоративных элементов терракотовых очажков, связанных с культом домашнего очага. Подытоживая, отметим, что такие башнеобразные сооружения, как минареты, ставшие важным символом традиционной архитектуры стран Востока и, в частности, Узбекистана, имеют различное функциональное предназначение и весьма глубокий философский смысл. Исходя из их названия (минарет - "излучающий свет"), можно утверждать, что речь в данном случае шла не только о свете маяка, но и о свете духовном - о необходимости стремления к просвещенности и просветленности каждого правоверного. Весьма символичным в этой связи нам представляется и название телебашни Minara в столице Малайзии. Такое понимание смысла высотных сооружений весьма актуально во все времена и для всех цивилизованных обществ.

    Виктор Сидоренко

    Источник - ЦентрАзия

    Комментарии пользователей:
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.